Истина в погонах

 

Именно так можно назвать трагическую историю, произошедшую в Щербиновском районе, в которой погиб человек.
В этом материале приводится комментарий и оценка работы местных правоохранительных органов, призванных охранять ПРАВО и устанавливать ИСТИНУ…

 

Кукиш в кармане утаить можно, но вот шило в мешке отнюдь… Толкование этого изречения – рано или поздно тайное становится явным… Впрочем, обо всем по порядку…

Кто считает, что представителей «золотой молодежи» и им подобным можно наблюдать только в нашей столице, глубоко ошибается.

Знаменитую любительницу быстрой езды Мару Багдасарян, скандально прославившуюся своим авто лихачеством на всю Россию, в Щербиновском районе не только далеко «переплюнули» местные персоны – кстати, тоже представительницы слабого пола, но и пошли дальше.

Две девицы, сотрудники Щербиновского ОМВД, обе в звании майоров полиции, то ли трезвые, то ли «подшофе» ( сейчас утверждать что-либо трудно), тем не менее, не отказались от желания устроить гонки за рулем мощного скоростного авто. Кто из них держал в руках штурвал? Сказать сейчас тоже трудно.
17 февраля 2016 года в темное время суток они не справились с управлением и сбили насмерть человека.

Казалось бы ДТП, повлекшее смерть, должно быть расследовано с особенной тщательностью…
Но как бы, ни так…

Следователь Кавицин В. А. Ейского межрайонного следственного отдела следственного управления Следственного комитета РФ по Краснодарскому краю с «особой тщательностью» 29.09.2016 года выносит Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела…
– С какой скоростью мчался автомобиль с дамами?
– (!?) Следствием точно не установлено…
Приводится лишь цифра со слов водителя, совершившего наезд.
Как указано в Постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела, она составляла примерно(!) 7 – 80 км/час на ближнем свете фар. (см. стр.1 Постановления).
– Были ли попытки избежать наезда?
– (!?) Установить также не удалось, поскольку на твердом сухом дорожном покрытии отсутствуют следы торможения…
Нужно признать, сей серьёзный документ с точки зрения оценки человеческой жизни походит на сочинение школьного двоечника, который не только «не дружит» с правилами грамматики русского языка, но и с логикой и здравым смыслом следователя.

Есть элементарные вещи, которые должны быть предусмотрены в этом Постановлении. Увы, их нет!

Следователь утверждает, что из заключения автотехнической экспертизы водитель Колесникова Н. С. не располагала технической возможностью предотвратить наезд путем экстренного торможения. Однако, ни слова о техническом состоянии автомобиля, у которого отсутствовал тормозной путь.
Нет данных экспертизы и о действительной скорости движения.
В Постановлении больше непонятных вопросов, чем ответов на них.
Судя по тексту документа, не понятно, какие вопросы ставились следствием при назначении автотехнической и трасологической экспертиз? Проводились ли они вообще? Ссылками ведь на них не воспользовались…

Вызывает недоумение фраза (см. цитату на стр. 4 Постановления):

«Согласно справки выданной МБУЗ ЦРБ МО Щербиновский район от 17.02.2016 года Колесникова Н. С. по результатам освидетельствования не обнаружены признаки, позволяющие предположить наличие опьянения у последней. ».

- Это что за размазанная формулировка? Вопреки требованиям акта медицинского освидетельствования водителя на предмет алкогольного опьянения?
В стандартном акте должно быть четко указано без всяких предположений: «Следы алкоголя в крови не обнаружены (или обнаружены в количестве___________)». Помимо даты, также должно быть обязательно обозначено время суток исследования.

Как утверждают офицеры полиции Колесникова Н. С. и Мазурова Ю. В., они в момент происшествия согласно графика «НЕГЛАСНОГО КОМЕНДАНТСКОГО ПАТРУЛИРОВАНИЯ» (?) НА ЛИЧНОМ АВТОМОБИЛЕ(?) выдвигались для осуществления «НЕГЛАСНОЙ»(?) проверки сотрудников отдела, осуществляющих службу на посту ВВП…( см. стр.1 Постановления).

Но где здесь ссылка на Приказ начальника полиции о назначении ответственных лиц?
Куда следовали девицы: на «негласную» проверку поста или на забавы в игорную зону? Остается только гадать.

Нам удалось побеседовать со свидетелем, который в числе первых подъехал к месту ДТП. Из этических соображений фамилию его не называем – она фигурирует в материалах следствия…
Александр констатирует, что, когда он там оказался, никого из участников трагедии возле пострадавшего не наблюдал. Следов битого лобового стекла на месте аварии также не было. Хотя в Постановлении, как утверждала Колесникова, указано разрушение лобового стекла…
Дамы подошли к нему от стоящего поодаль автомобиля «Форд Фокус 2», при этом Мазурова Ю. В. спросила: «Вы видели, откуда он взялся? ».
По-видимому, в момент столкновения женщины были увлечены не дорожной обстановкой и выполнением требованием п. 10.1 ПДД РФ, а чем-то иным…
Это подтверждает и фраза Колесниковой после наезда: «Мы что-то сбили! Я не пойму что это было! ». (См. стр.2 Постановления).

Помимо указанного свидетеля, на место ДТП практически в одно и то же время съезжались и другие автомобили. В частности: водитель ВАЗ-2107 белого цвета, который остановился поблизости, и мог бы дать свидетельские показания тоже, но прибывшая на место ДТП оперативно-следственная группа не сочла нужным его опросить…

Судя по оставленной на обочине спортивной сумке погибшего и лежащем тут же на встречной полосе проезжей части его мобильном телефоне, можно легко установить координаты первого касания при столкновении.
Значительное же расстояние до трупа, лежащего также на встречной полосе, и отсутствие следов торможения автомобиля позволяют предположить, что динамика удара совершенно не соответствует указанной со слов Колесниковой Н. С. скорости. Тем не менее, именно она (эта скорость 70 – 80 км/час) положена в основу материалов следствия. Ссылок на данные трасологической экспертизы в Постановлении нет!

Не соответствует указанной скорости и характер повреждения внутренних органов погибшего и их совокупность.
(Из Постановления см. стр. 4 – 5 ):
«закрытая тупая травма головы с кровоизлиянием под мягкие мозговые оболочки мозжечка, тупая травма груди и позвоночника, разрыв связок атланто-окципитального сочленения, кровоизлияния в парааортальную клетчатку, кровоизлияния в корни легких. Тупая травма живота: кровоизлияния в околопочечную клетчатку, разрыв селезенки, кровоизилияние под капсулу и размозжение ткани печени, кровоизлияние в брюшную полость (900 мл). Тупая травма конечностей: ссадины обоих нижних конечностей, переломы большей и малоберцовых костей справа, кровоизлияние ткани в проекции повреждений и т. д…. ».

Далее на стр.5 – 6 Постановления смотрим самые интересные обороты (цитата) -
«Согласно заключению автотехнической экспертизы № 3669/05-5/13.1 следует:
1. В данной дорожной обстановке максимально допустимая скорость движения автомобиля Форд Фокус 2, соответствующая видимость дороги 42 м, соответствует около 73 км/час.
2. В заданной дорожно-транспортной ситуации, при условии выполнения требования п.10.1 абз. 1 Правил дорожного движения РФ – движение со скоростью не более 73 км/час., водитель автомобиля Форд Фокус 2 не располагала технической возможностью предотвратить наезд на пешехода путем торможения, т. е. путем выполнения требований п.10.1 абз. 1 Правил дорожного движения РФ.
3. При заданных в постановлении о назначении экспертизы обстоятельствах происшествия, с технической точки зрения, действия водителя автомобиля Форд Фокус 2 не соответствовали требованиям п.10.1 абз. 1 Правил дорожного движения РФ, не соответствие требованиям п. 10.1 абз. 1 Правил дорожного движения РФ в действиях Форд Фокус 2 не усматривается. С технической точки зрения в заданной дорожно-транспортной ситуации несоответствие действий водителя Форд Фокус 2 требованиям п. 10.1 абз. 1 Правил дорожного движения РФ не находится в причинной связи с наездом на пешехода.
(Примечание автора: Логика железобетонная! Можно ли что-то понять в этом словоблуде? Он то, как раз и разрушает логическую цепочку к выстраиванию причинно-следственных связей.

Кстати, требования п.10.1 текста ПДД РФ без всяких абзацев(!) выглядят следующим образом:
Водитель должен вести транспортное средство со скоростью, не превышающей установленного ограничения, учитывая при этом интенсивность движения, особенности и состояние транспортного средства и груза, дорожные и метеорологические условия, в частности видимость в направлении движения. Скорость должна обеспечивать водителю возможность постоянного контроля за движением транспортного средства для выполнения требований Правил.
При возникновении опасности для движения, которую водитель в состоянии обнаружить, он должен принять возможные меры к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства.)

При таких обстоятельствах стоит сделать вывод о том, что водитель автомобиля Форд Фокус 2 не располагала технической возможностью предотвратить наезд на пешехода путем торможения, т. е. путем выполнения требований п.10.1 абз. 1 Правил дорожного движения РФ, кроме того анализируя протокол осмотра места происшествия, акт судебно-медицинского освидетельствования трупа, объяснения очевидцев, следствие пришло к выводу, что пешеход, находясь в состоянии алкогольного опьянения не убедившись в безопасности своих действия пересекал дорогу проезжую часть в непосредственной близости от движущегося автомобиля слева - направо относительно движения автомобиля Форд Фокус 2 в результате чего произошел наезд на пешехода.

На основании вышеизложенного в действиях Колесниковой Н. С. отсутствуют признаки состава преступления, предусмотренные ч. 3 ст.264 УК РФ. Принимая во внимание, что имеются достаточные данные, указывающие на отсутствия признаков преступления, предусмотренного ч.3 ст.264 УК РФ и руководствуясь п.2 ч.1 ст.24, ст. ст. 144,145 и 148 УПК РФ.
                                 ПОСТАНОВИЛ:
1. Отказать в возбуждении уголовного дела по сообщению о преступлении, предусмотренного ч. 3 ст. 264 УК РФ, по основанию, предусмотренному п. 2 ч.1 ст.24 УПК РФ, то есть за отсутствием состава преступления в действиях Колесниковой Н. С. по факту ДТП с её участием, в результате которого сотрудник ПУ ФСБ России по Краснодарскому краю Королев Станислав Борисович – скончался.
2. Копию настоящего постановления направить прокурору Щербиновского района старшему советнику юстиции Котикову С. А.
3. Копию настоящего постановления направить Колесниковой Н. С, и Королевой Л. А., разъяснив, что данное постановление может быть обжаловано прокурору или суд в порядке, установленном ст. 124 и ст. 125 УПК РФ.

Прошел год с момента трагедии в семье Королевых. Сиротами остались несовершеннолетние дети – девочки, одна из которых родилась уже после смерти отца. Вдове Королёвой Л. В. вручили лишь Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту гибели её мужа.
Хотя, налицо непрофессионализм следствия и преступное превышение должностных полномочий «правоохранителей», отстаивающих корпоративную солидарность и стремящихся увести от ответственности своих коллег любой ценой, вопреки логике и здравому смыслу. Ценой грубейших нарушений следственного процесса, искажений информации и профанацией при установлении истины, похоже, скрывающих большую ложь...

Уже сейчас видно – шансов на то, что следствие преодолеет свои заблуждения и установит её (истину), нет!
Да, очевидно, даже изначально задачи такие и не ставились.
П.6 выдержки из Постановления Пленума Верховного суда РФ от 09.12.2008 года, в которой указано, что уголовная ответственность по ст. 264 УК РФ наступает лишь тогда, когда водитель имел техническую возможность предотвратить ДТП, но не воспользовался этим, похоже, толкуется только лишь в пользу полицейских погон.

Вопрос, адресованный правоохранителям (с целью исключения мнения о давлении на правосудие) нам остается сформулировать лишь так: «Вы, действительно, полагаете, что следователю, который считает, что «СОЛНЦЕ ВРАЩАЕТСЯ ВОКРУГ ЗЕМЛИ» можно доверять судьбы людей?
Вероятный ответ:
– Можно! Особенно, если эти люди – обладатели полицейских погон…
– Можно! Если следствие вести с закрытыми глазами…
– Можно! Ведь, очевидно, не зря, наверно, в народе существует горькая статистика – не дай вам Бог столкнуться на дороге с полицией!
Каждое расследование ДТП с участием сотрудников правоохранительных органов заканчиваются, как правило, по такому сценарию…

У нас же сложилось мнение, что самые «высокопрофессиональные, грамотные и честные» сотрудники правоохранительных органов, которые по зову СЕРДЦА И ЧЕСТИ поступают на службу туда, служат именно в г. Ейске.
И наш герой – следователь Кавицин В. А., в настоящее время старший лейтенант юстиции, (не знаем, какого роста и телосложения), но «далеко зашедшего выдающегося» ума, и стоит предположить, тоже «далеко ни хамского поведения», «совестливый» потому как сочиняет такие «труды», служит в одном из «лучших подразделений» межрайонного следственного отдела следственного управления Следственного комитета России по Краснодарскому краю.
Но лучше всё-таки с такими не встречаться…

Вот только, что ответить вдове погибшего и сиротам, которые потеряли в этой трагедии мужа и отца? Любовь Королёва обратилась за помощью к представителям общественности.

Надзорное ведомство не опротестовало выводы следствия: об этом второй год хранит молчание прокурор Щербиновского района старший советник юстиции Котиков С. А..

Если бы дело в таком виде попало в суд, интересно, как бы отреагировала на него Фемида? Ведь попробуй, разберись в нем и найди истину…
Поэтому, похоже, и застыло оно на этапе предварительного досудебного расследования, поэтому и было отдано на откуп такому «профессионалу» как Кавицин В. А. ….

Поиск истины ведь замыкается всё-таки здесь явно на полицейских погонах…
И уповать остается только на БОЖИЙ суд!

Апрель 2017 г. Общественная организация «Народный Совет Щербиновского района».
.
..

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Редакция «Ейская Правда»

Ответственность за достоверность публикаций
несут АВТОРЫ.
Мнение РЕДАКЦИИ невсегда совпадает с мнением АВТОРОВ.

Контакты

8 (86132) 92-8-11

7 (909) 462-98-33

vasiliy194211

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.